ДАЛЁКАЯ ОКРАИНА — МАГАДАН

Вступление

главный редактор журнала «Сенатор».

Город Магадан. Новый стиль... Говорят, города как люди, и у каждого своё лицо, свой характер, своя судьба. А в биографии Магадана — самого далёкого города от Москвы, — воедино слилось страницы пионерных открытий и фундаментальных исследований Севера, трагических лет жестоких политических репрессий и трудового мужества военного времени, периода подъёма и спада. А за ними — жизни сотен тысяч и даже миллионов людей. Один из них — нынешний мэр города Николай Борисович Карпенко.

Текст статьи

Город Магадан. Новый стиль...«СЕНАТОР»: Как давно Вы связали свою судьбу с этим городом, как складывалась здесь Ваша карьера? Что значит для Вас Магадан?
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Родом я с Дона, где школу, техникум, институт окончил, где полжизни провёл. А другой её половине счёт на Севере открыл. С той поры почти уж четверть века прошло, и два с лишним десятилетия в Магадане для меня, поверьте, стали очень важными.
Здесь по ступенькам «строительной лестницы» я прошёл от мастера-бригадира до начальника стройуправления. А потом уже другая работа — в парткоме треста, в социально-экономическом отделе горкома партии, заместителем начальника главка. С начала 90-х годов работал заместителем председателя горисполкома, главы городской администрации, потом — в ранге главы администрации и мэра.

Николай Борисович КарпенкоКарьера карьерой, но главное, что дал мне Магадан, в другом. Больше всего я обязан ему тем, что сформировался здесь как личность.
Этот город по-своему принимает людей, устраивает им свой экзамен. Ведь нынешняя повседневная жизнь горожан хотя и не подвиг уже — все-таки условия очень изменились, — но все равно планка выживания и волевой порог здесь гораздо выше, чем на материке. Там в больших городах человек ограждён от борьбы с суровыми условиями, а значит, все относительно и возможны варианты. Здесь иначе: приходится рассчитывать только на собственные силы. Это и сплотило людей в особую общность земляков-магаданцев, позволяет им преодолевать сложности, спокойно и рассудительно решать все житейские проблемы.
Казалось бы, в долгом ожидании обещанных перемен люди должны были потерять что-то очень важное в душе, если не саму душу. Но нет! Возмущаются безденежьем, сумасшедшей дороговизной, ругают всех и вся за холод в домах, за колдобины на дорогах, грозят, что бросят все и уедут, а меж тем — все так же привычно работают. И уже не только сегодняшним днём живут, а и в завтрашний смотрят. Его приметы проявляются все резче. Постепенно выходит из кризиса все наше хозяйство, существенно меняется внешний вид города.
Раньше говорили: «лагерный город», «суровый». Потом — «крепкий», «устойчивый». Теперь — просто: «наш». Наш, — значит, и мой тоже, хотя я магаданец не по рождению, а по жизни.

«СЕНАТОР»: Для многих ещё Магадан представляется жутким наследием сталинской эпохи, «местом не столь отдалённым». Правомерно ли говорить о таком «наследстве»? Каковым все же было предназначение этого города в жизни страны прежде и какая роль ему отводится сейчас?
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Помните диалог героев фильма «Бриллиантовая рука»: «Приезжайте к нам на Колыму! — «Нет уж, лучше вы к нам...». Казалось бы, кинокомедия, спектакль, а даже в благополучное время нет-нет, да и представляли всю территорию края и сам Магадан этаким лагерным углом.
Но подлинный сценарий их освоения и развития написан самой более чем полувековой историей, и как долгий жизненный спектакль он одинаково полон и драматизма, и оптимизма.
Ещё в тридцатые годы, когда геологи первыми изысканиями лишь обозначили золотоносность колымских провинций, и началось промышленное освоение недр северо-восточной окраины России. Для этого специально был создан Дальстрой — Государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы. Он напрямую подчинялся ЦК партии и НКВД, что наложило свой отпечаток на характер его деятельности.
Более восьмисот тысяч человек, напропалую клеймённых в основном 58-й статьёй прежнего Уголовного кодекса, живым грузом доставлялись сюда со всех концов страны и проходили «школу перевоспитания» в исправительно-трудовых лагерях. Сотни тысяч узников так и не дождались освобождения и полегли в стылой земле от тяжёлой подневольной работы, болезней, суровых морозов, а многие — по «расстрельной» статье, вынесенной без суда и следствия «особыми тройками». А Магадан с момента своего возникновения и почти до середины пятидесятых годов был центром управления лагерями и пропускными воротами СЕВВОСТЛАГА. Отсюда в сознании людей и утвердилась о нем печальная слава на долгие годы.
Взгляд на Магадан с высоты птичьего полета Взгляд на Магадан с высоты птичьего полетаНо и о другом не следует забывать. Трудом сотен тысяч и миллионов людей, вольно или невольно, навечно или на время попавших на самый край российской земли, Магадан был превращён в надёжную базу для продвижения в глубь колымских районов, где добывались золото, олово, уголь... Представьте себе золотой слиток весом около двух тысяч тонн. Именно столько драгоценного металла извлекли наши горняки из колымских недр, и все продолжают его добывать. Весомый аргумент в пользу роли Колымы и её столицы?
С образованием в 1953 году Магаданской области город стал уже не только административным, но и крупным культурным, научным центром, во многом определяющим социально-экономическое развитие Крайнего Севера. В экономике и политике страны его роль возрастала и возрастает по многим направлениям. Это связано с расширением ресурсной базы территории, выгодным географическим расположением на месте пересечения кратчайших морских путей и авиалиний между странами Америки и Юго-Восточной Азии, с главной функциональной нагрузкой города — поддерживать целостность страны.

Маска Скорби, г. Магадан«СЕНАТОР»: Коль скоро мы коснулись печального прошлого, то насколько крепка память о нем, о людях, прошедших через «архипелаг ГУЛАГ»? Можно ли сказать, что, в определённом смысле, Магадан — город памяти?
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Можно, и без всякой натяжки. Свидетельств тому много...
Недолгая ещё история освоения территории области достаточно полно представлена в краеведческой литературе, передачах телевидения и радио, в сборниках произведений наших писателей, журналистов, воспоминаниями ветеранов. Северяне уважительно относятся к подлинным свидетельствам противоречивого времени, к тому, чем отмечали здесь жизнь люди разных поколений.
В Магадане, в колымских посёлках никто и никогда не разрушал таких памятников. А вот новые появились. При въезде в город, на месте бывшего лагпункта, по проекту Эрнста Неизвестного возвели магаданцы на собранные средства «Маску скорби» — мемориал в память жертвам политических репрессий 30-х-50-х годов. Более скромные рукотворные знаки памяти сооружены и в других местах бывшей дальстроевской зоны.
Большую работу по реабилитации незаконно репрессированных проводят работники органов безопасности и правоохраны, активисты общества «Мемориал». В канун 60-летия Магадана по инициативе и при поддержке местной власти вышел в свет мартиролог «За нами придут корабли». Это книга, восстановившая имена более пяти тысяч человек, в отношении которых смертный приговор был приведён в исполнение, но впоследствии реабилитированных.
А вот ещё один пример.
Не по доброй воле в начале 40-х годов оказался в Магадане родоначальник отечественной эстрады Вадим Алексеевич Козин. Он так и остался здесь, отдавая великий талант горожанам. Сегодня память о нем — не только в бесценном наследии «опального Орфея». Мы много сделали для того, чтобы и имя, и нелёгкая судьба, и артистическое творчество певца работали на новые поколения. В прошлом скромная его квартира превращена в музей-салон Вадима Козина.
Да разве только об этом хранят они память. Более 200 тысяч экспонатов в фондах местного краеведческого музея помогают представить всю историю края с древнейших её времён. Работы учёных, поиск молодых помогают восстановить многие страницы прошлого и скрупулёзно вести летопись дней сегодняшних.
Куда теперь направляются наши молодожёны после регистрации брака в ЗАГС? — С букетом цветов к «Маске скорби». А ведь на прежнем месте традиционных свадебных ритуалов — на центральной площади города — мы памятник Ленину не сносили. Сюда и сейчас приходят люди. И тоже порой с цветами. Вот, само время и рассудило, кто какой памяти достоин.

«СЕНАТОР»: А как отразилось минувшее десятилетие общего социально-экономического и политического переустройства на жизни города? Какова обстановка сейчас?
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Все «болезни» переходного периода здесь протекали в обострённой форме и с очень серьёзными последствиями. Это естественно. Ведь отдалённость от Центра, сложные климатические условия, сезонный характер работ, особенности инфраструктуры, полная зависимость во многом от далёких поставщиков — все это не могло не отразиться на экономике города и жизни людей. В глубоком кризисе оказались жизнеобеспечивающие отрасли и сферы хозяйства: строительство, транспорт, энергетика, металлообработка и машиностроение, агропромышленный комплекс... По многим статьям сократилось, а то и вовсе прекратилось бюджетное финансирование.
Вкупе с этим реализация сомнительной теории «перенаселения Севера» привела к тому, что и область, и город стали терять главное достояние — наиболее работоспособных и квалифицированных специалистов. 150-тысячное население Магадана сократилось почти на пятую часть.
Город Магадан Город Магадан«СЕНАТОР»: Например? Как, скажем, решается важная для населения северного города задача обеспечения его теплом в долгую зиму? В какой мере удаётся решать проблему северного завоза и обеспечить людей всем необходимым? Наконец, в чем гарантии, что хорошие планы и проекты удастся воплотить?
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Есть и примеры, и кое-какие гарантии.
Обеспечить северян теплом — задача первостепенная. Слишком дорого обходятся нам последствия холодных квартир, школьных классов и студенческих аудиторий, слишком велики затраты на ремонт «замороженных» сетей, на восстановительные работы. Очень дорого нам обходится и само тепло — более чем в половину всего городского бюджета, в котором всегда не хватает средств.
Вот вам единая социальная и экономическая задача.
В прошлом она решалась за счёт планового государственного обеспечения северных территорий средствами и энергоносителями. На местах оставалось только рационально ими воспользоваться, и тёплая «погода в доме» была гарантирована.
В последние годы ситуация резко изменилась. Каждую тонну угля (а его, по-хорошему, только для Магаданской ТЭЦ нужно на долгую зиму почти 500 тысяч тонн) приходится в буквальном смысле выбивать. А случалось, что запасы угля у нас на станции доходили до сверхкритической отметки — на неделю-другую. В такой ситуации и критический режим отопления: лишь бы батареи не замёрзли. А в домах — 8-10 градусов!
К зиме, как обычно, готовились задолго. Одновременно с завозом топлива решали и другие задачи, гарантирующие поддержание нормальных условий жизни. Летом 1999 года Магаданэнерго ввело линию электропередачи и подстанцию, позволяющие использовать энергию Колымской ГЭС для электроподогрева воды на реконструированной ТЭЦ. Сейчас вплотную работаем над реализацией проекта строительства теплонасосных станций, что даст существенную экономию средств и позволит использовать тепло сточных вод очистных сооружений.

«СЕНАТОР»: «Северный завоз» — это ведь не только топливо. Он подразумевает контролируемую государством поставку в отдалённые районы страны продовольствия, сырья, каких-то других составляющих жизнеобеспечения. На мерзлоте хлеб не выращивают, а без него не обойтись?..
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Похоже, далеко не все, кому это положено, так думают. Совсем недавно мы как раз чуть было не остались и без хлеба. Как и без горючего тоже. При нынешнем отношении к завозу в любой момент может сложиться ситуация, когда та или иная северная территория окажется без чего-то жизненно необходимого и того, что в местных условиях ни при каких обстоятельствах не воспроизведёшь. А последствия «от того, что в кузнице не было гвоздя», могут оказаться самыми печальными.
Это лишний раз подтверждает, что ставку необходимо делать на собственные силы и добиваться самодостаточности территории.
На этот счёт у нас есть некоторые проекты и конкретные действия.
Город Магадан Город Магадан Город МагаданВ умах дальновидных людей уже давно витала идея создания в Магадане зерноперерабатывающего комплекса. До поры до времени можно было прожить и без него, а сейчас такое строительство — насущная необходимость. Ведь завезти, сохранить и переработать зерно, получив из него многие производные, намного проще и выгоднее, чем их же вести «с материка». И мы уже вплотную подошли к разработке этого проекта.
Наши предприниматели сделали и первый практический шаг в этом направлении: построили цех по производству 45 тонн комбикорма в сутки. При его остром дефиците (годовая потребность 15 000 тонн) и привозной дороговизне (5 рублей за килограмм) — это огромное подспорье для сельского хозяйства области.
«Зерновая ниточка» тянется и дальше. Сейчас ОАО «Магаданский ликёроводочный завод» выступил заказчиком строительства спиртзавода, который планируют запустить очень скоро. А уж здесь без запасов зерна не обойтись.

«СЕНАТОР»: Вы привели убедительные примеры предприимчивости. А насколько вообще характерна эта черта для магаданцев и какова роль малого бизнеса в городе? И другое: удачное развитие бизнеса связано с финансовыми, материальными и иными возможностями, с нормативно-правовой базой... В конце концов, с проводимой не только в городе и области политикой, а с государственной поддержкой предпринимательства. Насколько увязано все это?
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Здесь придётся обратиться к статистике. В городе зарегистрированы почти шесть тысяч предприятий, причём три четверти из них — частные. Действуют около восьмидесяти СП с 50-процентной долей иностранных инвестиций.
Малый бизнес развернулся в основном в торговой сфере, хотя 17 процентов его предприятий сконцентрированы в пищевой промышленности, машиностроении, строительстве, металлообработке. Кроме того, в городе зарегистрированы 34 золотодобывающих предприятия. Все они выполняют важнейшие функции по диверсификации и адаптации производства, смягчению социальных проблем, обеспечивают занятость населения, развитие инфраструктуры и сферы услуг. Это, думаю, дает ответ на первый вопрос.
Но анализ динамики развития малых предприятий говорит о тенденциях спада в их деятельности Причины общеизвестны. Это — естественная реакция малого бизнеса на негативные процессы во всей экономике: кризисы неплатежей, финансовую нестабильность, налоговый прессинг и т.д. И без решения этих проблем на всех уровнях (прежде всего на государственном) далеко не уйти.
Мы оказались в нелепой ситуации: богатейшая по ресурсам область в силу многих экономических и политических условий не могла обеспечить их освоение на пользу и себе, и всему государству.
Вывод напрашивался сам собой: необходимо менять условия. Это и вывело губернатора и его единомышленников на долгий и тернистый путь действий за придание территории статуса особой экономической зоны.
Теперь уже федеральный закон «Об особой экономической зоне Магадан» принят и задача состоит в другом: с максимальной эффективностью воспользоваться протекционизмом государства...

«СЕНАТОР»: Нетрудно догадаться, сколь выгодные условия для развития местной экономики представляет режим оффшорной зоны. Это тема для отдельного большого разговора. Но объясните, пожалуйста, другое. Ведь параллельно действующим в городе органам местного самоуправления создана и работает администрация ОЭЗ Магадан, образован специальный фонд, распоряжаться которым городская власть не может. Как воспринято это мэрией? Не связывает ли это руки местному самоуправлению?
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Создание администрации ОЭЗ оговорено законом. Но дело в том, что его уже было принятый первоначальный вариант предполагал введение режима особой зоны на территории всей области, и создание областной администрации ОЭЗ в таком случае было оправдано. Но затем его действие «урезали» до административно-территориальных границ Магадана, а порядок управления оставили прежним.
В чем заключаются основные функции администрации ОЭЗ? Бухта НагаеваВ чем заключаются основные функции администрации ОЭЗ? В регистрации участников зоны, контроле за соблюдением ими положений Закона и порядка деятельности, в информационном обеспечении и предоставлении отчётности... Это ни в коей мере не ущемляет прав органов местного самоуправления в вопросах их ведения.
Кроме того, все мы заинтересованы в том, чтобы режимом экономического благоприятствования могли воспользоваться и жители колымских районов. Работу там проводит администрация ОЭЗ, а Магадан выигрывает тем, что регистрационные взносы от иногородних участников зоны поступают в его казну.
Наконец, назначение администрации ОЭЗ происходило с учетом мнения органов местного самоуправления, как согласуются и другие важнейшие решения, связанные с деятельностью особой экономической зоны.

«СЕНАТОР»: Говорят, что, не в пример некоторым другим регионам, в вашей области нет разногласий между мэром и губернатором, что отношения первых лиц строятся на взаимопонимании, ровно и гладко. Тем не менее, при существующем законодательстве и в нынешних условиях трудно представить подобные отношения как сами собой разумеющиеся и считать их идеальными. Можете ли Вы раскрыть секрет такого взаимодействия? И в этой связи хочется узнать, что сулит губернатор для развития местного самоуправления в условиях особой экономической зоны?
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Конечно, у каждого из нас свой характер, свой взгляд на вещи, свой поход к делу. А вот дело оказалось общим — надо было переломить обстановку экономического спада, неверия в будущее, принимать меры и готовить основу для выхода из кризисной ситуации. Для него — в целом по области, для меня, с помощью губернатора, — в городе, где сосредоточено более половины всего населения и от которого во многом зависит социально-экономическое развитие региона. Вот и весь секрет.
Вы говорите, что в нынешних условиях трудно представить такие отношения. Так ведь ещё в Евангелии сказано: «ищите и обрящете»!
С принятием областной думой закона «Об изменении административно-территориального устройства области» границы Магадана существенно расширились. К городу теперь отнесены и некоторые муниципальные образования упразднённых близлежащих районов. Поэтому необходимо обеспечить отработку соответствующей нормативно-правовой базы, выработать алгоритм управления, максимально учитывающий новые особенности городского устройства и интересы всех жителей. Над этим и работаем.

«СЕНАТОР»: Но в 1999 году, в федеральном центре, практически, стоял вопрос о приостановлении действия закона об особой экономической зоне на территории области. Как это было воспринято, на какие действия подтолкнуло?
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Такой поворот дела заставил немало поволноваться. Ведь на ходу изменить «правила игры», на мой взгляд, значит заведомо резко затормозить развитие и города, и всей области, посеять недоверие к Центру, разрушить и без того непрочный ещё фундамент новых экономических отношений. Но мы были настроены на то, что здравый смысл все же возьмёт верх над сиюминутными интересами.
Колыма Колыма Бухта СветлаяС федеральными властями работает обычно субъект федерации. А «пробивная сила» и умение аргументированно защищать интересы территории у нашего губернатора достаточны, чтобы отстоять занятые позиции. Закон получил поддержку населения, и с этим тоже нельзя было не считаться. В конце концов все вошло в нужное русло и ОЭЗ продолжает действовать.

«СЕНАТОР»: Дальневосточные проблемы России беспокоят многих здравомыслящих политиков и экономистов. Как, на Ваш взгляд, должна развиваться ситуация с точки зрения геополитических интересов страны? Как исходя из этого должны строиться отношения между федеральным центром и дальневосточными регионами?
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
О геополитическом значении города и области я уже говорил. Это относится и к другим дальневосточным территориям. Во-первых, это — граница. Отсюда и главная роль — обеспечение целостности государства. И если не мы, россияне, будем здесь жить и работать, то кто? Свято место пусто не бывает...
Во-вторых, ресурсный потенциал. Он ведь не только в недрах дальневосточной земли. Освоение биологических самовосстанавливающихся и практически неиссякаемых ресурсов открывает и заманчивые экономические перспективы.
Один лишь пример. Недавно учёные Магаданского отделения Тихоокеанского института рыболовства и океанографии доказали, что в водах шельфа Охотского моря без ущерба для запасов уже сейчас можно ежегодно добывать более тысячи тонн креветки. А в перспективе и втрое больше. С учётом других природных богатств студёного моря — рыбы, крабов, водорослей и т.д. — их годовой улов может «потянуть» на миллиард долларов. Для сравнения скажу: около тридцати тонн золота, добываемых за год на Колыме, оцениваются примерно в 300 миллионов долларов.
Наконец, этносоциальная и национальная составляющие жизни дальневосточных и северных регионов — все это связано с геополитическим интересами страны. И государственная политика, отношения Центра с нашими регионами должны строиться с учётом таких особенностей. К Дальнему Востоку надо относиться не только как к настоящему, а больше даже, как к будущему России.

«СЕНАТОР»: Это будущее во многом зависит от того, насколько прочно утвердится и будет развиваться местное самоуправление. Каким Вы его видите, как, на Ваш взгляд, должен развиваться процесс?
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Эйфория, которую мы испытывали несколько лет назад после принятия основных законов о местном самоуправлении, постепенно проходит. Понятие «эйфория» здесь я употребил в хорошем смысле, поскольку на начальном этапе работы проблемам местного самоуправления самое пристальное внимание уделяли и администрация президента, и правительство, и дума.
Сегодня идёт второй этап — этой большой работы, который намного сложнее первого. Получилось так, что законодательство вступило в противоречие с реальной жизнью. Объясняется это достаточно просто. Основой основ любого муниципального образования всегда были и остаются финансы. При рассмотрении проблем, связанных с их распределением и использованием, серьёзным тормозом у нас, как правило, становятся разногласия между государственной властью и властью местной. Почему? Да потому, что до сих пор не приняты социальные стандарты, определяющие принцип формирования бюджета любого уровня, а муниципальные образования не имеют долговременных закреплённых источников доходов и не знают, какие налоги и в каком объёме у них останутся, допустим, через год, через два. Мы, практически, только составляем, а не формируем бюджет, что делает невозможным вести долгосрочное прогнозирование, твёрдо определять те или иные варианты решения социальных проблем. Поэтому до тех пор, пока мы чётко не обозначим социальные стандарты, тот минимум бюджета, который должно получить каждое муниципальное образование, говорить о каких-то даже среднесрочных перспективах местного самоуправления рановато.

«СЕНАТОР»: Выходит, перемены к лучшему не просматриваются?..
НИКОЛАЙ КАРПЕНКО:
Я бы так не сказал. Уже вступил в силу бюджетный кодекс Российской Федерации. При его разработке учтены многие существующие у нас проблемы. Есть, правда, оговорки, что некоторые статьи, в которых идёт речь о разграничении бюджетов, вступают в действие не сразу, а через год. Но и те рычаги управления финансами, которые мы уже получили в свои руки, позволят изменить обстановку. Разумеется, к лучшему. Далеко от Москвы Бухта Нагаева Колымский край

 

НАШЕ ДОСЬЕ: НИКОЛАЙ БОРИСОВИЧ КАРПЕНКО

Николай Борисович КарпенкоРодился 13 июля 1949 г. в селе Пешкове Ростовской области в крестьянской семье.
Трудовую деятельность начал в 1968 г. после окончания Ростовского радиотехнического техникума. Отслужив срочную службу в армии, работал на военной кафедре Новочеркасского политехнического института, в котором, впоследствии, учился на факультете промышленного и гражданского строительства.
По окончании института направлен по распределению в г. Магадан, где с 1977 г. работал на должностях мастера-бригадира, прораба, начальника участка, начальника строительного управления треста «Магадангорстрой».
После работы в тресте «Магадангорстрой» работал в партийных органах, заместителем начальника Главка Госснаба СССР. С 1990 г. — в органах исполнительной власти г. Магадана. Был первым заместителем председателя горисполкома.
В 1993 г. назначен главой Администрации г. Магадана. В 1997 и 2001 гг. избирается мэром г. Магадана. Находился на этой должности до 2004 года. Закончил Академию государственной службы при Президенте Российской Федерации.
Кандидат экономических наук, автор более 20 научных работ и публикаций. В должности доцента кафедры экономики и менеджмента ведёт преподавательскую работу в Северном международном университете.
Имеет государственные награды. Лауреат премии Петра Великого. Женат, имеет двух сыновей.

438 просмотров

   
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(1 голос, в среднем: 5 из 5)

Материалы на тему

Журнал Анна Герман